Если жизнь человека можно разделить на этапы, то сегодня закончился один из них. Никто не говорил, а я и забыл, как резко это происходит.

Грусть зашла, давно не виделись. Завтра она исчезнет, но сегодня мне с ней хорошо.

Эй Джей Джейкобс. «До смерти здоров. Результат исследования основных идей о здоровом образе жизни»


                             image

Говорят, что всё во вселенной приходит в свое время.

Месяц назад я решил стать вегетарианцем и поборником здорового образа жизни, и не просто решил, а стал им. Настрой был монументальным - изучать десятки книг о здоровом питании, медитировать над водой и копать сомнительные научные исследования. Пару лет жизни на это ушло бы, но что не сделаешь для лишних пары лет жизни.

И, в этот самый момент, на одной из страниц в интернете мне попадется эта книга, название говорит за себя и она немедленно оказывается у меня в планшете. На чтение ушел один день, но страницах действие идет гораздо дольше. Именно это меня всегда и прильщало в книгах - за какие то несколько часов чтения ты можешь получить жизненный опыт человека за всю жизнь, пусть и в облегречнной версии.

Так вот, у автора ушло 24 месяца на исследования. Целью было стать “самым здоровым человеком на Земле”. Для этого были задействованы десятки специалистов различных областей от диетологов до эксперта по пальцевой гимнастике, автор исследовал днк, свой сон, провел сотни часов в спортзалах и на пробежках. Результатом этого стала данная книга, которую я рекомендую каждому, кто задумывался о своем… ну нет, каждому, без оговорок.

Я для себя сделал несколько выводов, но главный состоит из двух слов - гармония и баланс. Не будь фанатиком, но и не пускай жизнь на самотек. И да, я все тот же вегетарианец и фанат здорового образа жизни… за редкими исключениями :)

Чем больше узнаю - тем больше теряю опору.

Набрать побольше воздуха  и болтаться в невесомости.

Крик души Михаила Жванецкого

Наши люди стремятся в Стокгольм (Лондон и так далее) только для того, чтоб быть окруженными шведами.
Все остальное уже есть в Москве. Или почти есть.
Не для того выезжают, меняют жизнь, профессию, чтоб съесть что-нибудь, и не для того, чтоб жить под руководством шведского премьера…
Так что же нам делать?
Я бы сказал: меняться в шведскую сторону. Об этом не хочется говорить, потому что легко говорить.
Но хотя бы осознать.
Там мы как белые вороны, как черные зайцы, как желтые лошади.
Мы непохожи на всех.
Нас видно.
Мы агрессивны.
Мы раздражительны.
Мы куда-то спешим и не даем никому времени на размышления.
Мы грубо нетерпеливы.
Все молча ждут пока передний разместится, мы пролезаем под локоть, за спину, мы в нетерпении подталкиваем впереди стоящего: он якобы медленно переступает.
Мы спешим в самолете, в поезде, в автобусе, хотя мы уже там.
Мы выходим компанией на стоянку такси и в нетерпении толкаем посторонних. Мы спешим.
Куда? На квартиру.
Зачем? Ну побыстрее приехать. Побыстрее собрать на стол.
Сесть всем вместе….
Но мы и так уже все вместе?!
Мы не можем расслабиться.
Мы не можем поверить в окружающее. Мы должны оттолкнуть такого же и пройти насквозь, полыхая синим огнем мигалки.
Мы все кагэбисты, мы все на задании.
Нас видно.
Нас слышно.
Мы все еще пахнем потом, хотя уже ничего не производим.
Нас легко узнать: мы меняемся от алкоголя в худшую сторону.
Хвастливы, агрессивны и неприлично крикливы.
Наверное, мы не виноваты в этом.
Но кто же?
Ну, скажем, евреи.
Так наши евреи именно так и выглядят…
А английские евреи англичане и есть.
Кажется, что мы под одеждой плохо вымыты, что принимать каждый день душ мы не можем.
Нас раздражает чужая чистота.
Мы можем харкнуть на чистый тротуар.
Почему? Объяснить не можем.
Духовность и любовь к родине сюда не подходят.
И не о подражании, и не об унижении перед ними идет речь… А просто… А просто всюду плавают утки, бегают зайцы, именно зайцы, несъеденные.
Рыбу никто свирепо не вынимает из ее воды.
И везде мало людей.
Странный мир.
Свободно в автобусе.
Свободно в магазине.
Свободно в туалете.
Свободно в спортзале.
Свободно в бассейне.
Свободно в больнице.
Если туда не ворвется наш в нетерпении лечь, в нетерпении встать.
Мы страшно раздражаемся, когда чего-то там нет, как будто на родине мы это все имеем.
Не могу понять, почему мы чего-то хотим от всех, и ничего не хотим от себя?
Мы, конечно, не изменимся, но хотя бы осознаем…
От нас ничего не хотят и живут ненамного богаче.
Это не они хотят жить среди нас.
Это мы хотим жить среди них.
Почему?
Неужели мы чувствуем, что они лучше?
Так я скажу: среди нас есть такие, как в Стокгольме.
Они живут в монастырях. Наши монахи — шведы и есть.
По своей мягкости, тихости и незлобливости.
Вот я, если бы не был евреем и юмористом, жил бы в монастыре.
Это место, где меня все устраивает.
Повесить крест на грудь, как наши поп-звезды, не могу. Ее сразу хочется прижать в углу, узнать национальность и долго выпытывать, как это произошло.
Что ж ты повесила крест и не меняешься?
Оденься хоть приличнее.
«В советское время было веселей», — заявил парнишка в «Старой квартире».
Коммунальная квартира невольно этому способствует.
Как было весело, я хорошо знаю.
Я и был тем юмористом.
Советское время и шведам нравилось.
Сидели мы за забором, веселились на кухне, пели в лесах, читали в метро.
На Солженицыне была обложка «Сеченов».
Конечно, было веселей, дружней, сплоченнее.
А во что мы превратились, мы узнали от других, когда открыли ворота.
Мы же спрашиваем у врача:
— Доктор, как я? Что со мной?
Диагноз ставят со стороны.
Никакой президент нас не изменит.
Он сам из нас.
Он сам неизвестно как прорвался.
У нас путь наверх не может быть честным — категорически.
Почему ты в молодые годы пошел в райком партии или в КГБ?
Ну чем ты объяснишь?
Мы же все отказывались?!
Мы врали, извивались, уползали, прятались в дыры, но не вербовались же ж! Же ж!..
Можно продать свой голос, талант, мастерство.
А если этого нет, вы продаете душу и удивляетесь, почему вас избирают, веря на слово.
Наш диагноз — мы пока нецивилизованны.
У нас очень низкий процент попадания в унитаз, в плевательницу, в урну.
Язык, которым мы говорим, груб.
Мы переводим с мата.
Мы хорошо понимаем и любим силу, от этого покоряемся диктатуре и криминалу. И в тюрьме и в жизни. Вот что мне кажется:
1. Нам надо перестать ненавидеть кого бы то ни было.
2. Перестать раздражаться.
3. Перестать смешить.
4. Перестать бояться.
5. Перестать прислушиваться, а просто слушать.
6. Перестать просить.
7. Перестать унижаться.
8. Улыбаться. Через силу. Фальшиво. Но обязательно улыбаться.
Дальше:
С будущим президентом — контракт!
Он нам обеспечивает безопасность, свободу слова, правосудие, свободу каждому человеку и покой, то есть долговременность правил.
А кормежка, заработок, место жительства, образование, развлечение и работа — наше дело. И все.
Мы больше о нем не думаем.
У нас слишком много дел

В охуенное время живем, серьезно.

В точку

Я не могу дать вам 100%-ного рецепта успеха. Зато могу совершенно точно сказать, когда вы потерпите фиаско: когда будете тратить все время на то, чтобы всем угодить. 

Герберт Соуп, журналист, лауреат Пулитцеровской премии

Анекдот

Американец завидует дому и машине соседа, англичанин - тому, что сосед пьет чай с королевой, француз - тому, что любовница соседа красивее его собственной, а русский желает соседу, чтобы у того сдохла корова.

weareyounggawds:

PEOPLE JUST DONT UNDERSTAND THIS . The water we drink and the air we breathe is not the same quaility water and air our ancestors breathed and drank two hundred years ago

Помню странное ощущение, когда на второй неделе после покупки пятого айфона разбил у него экран. Трагично конечно, но на душе сразу стало спокойно и светло, как будто мешок яблок с плеч упал.

Сегодня вычитал в книге, как раз ту же историю:

«Каждый из нас иногда чувствует, что чувствует не то, что надо чувствовать.
Чашка выскочила из рук. Пытались ее подхватить. Почти удалось, да не подхватили. Все-таки разбилась. И в этот момент мы почувствовали легкую радость. Не надо больше пытаться подхватить. Все. От нас ничего больше уже не зависит. И огорчение есть в уме, и легкая радость в чувствах. Подсказка чувств о звездном часе. Эта легкая чувственная радостная подсказка сопровождает любую неудачу, любое горе.»

Что мне больше всего надоело в музыке, особенно за этот год, так это постоянное желание музыкантов удивить слушателя всякими эффектами: свистелками, жужжалками, перебивками и прочей звуковой мишурой. Возникает чувство, что будто весь этот набор создан для того, чтобы маскировать отсутствие идей.

Сделал себе несколько подарков. Февраль-Март обещает стать крайне интересным.

Посеешь мысль - пожнешь поступок,
посеешь поступок - пожнешь привычку,
посеешь привычку - пожнешь характер,
посеешь характер - пожнешь судьбу.

"Попса" умерла?

Я уже второй год не могу понять, что такое “попса” сейчас и где она? Еще пару лет назад все было ясно, как светлый день, если трек звучит из каждой дыры, значит его смело можно назвать “попсой”. А сейчас что? “Дыры” у каждого свои - блоги, подкасты, радио, рекомендации. Трек, который одному выел мозг, другой не слышал вообще. У каждого своя “попса”.

И мне это нравится.

Осень, как заправский патологоанатом, вскрывает все увечья Архангельска.